Заказать обратный звонок

Юрий Яковлев. Новая тема

Журналисты и зрители постоянно спрашивают у артистов, что они хотели бы сыграть. Актеры отвечают. У каждого есть свои заветные мечты, что-то сбывается, что-то с возрастом уходит, что-то так и остается мечтой. Для меня самым дорогим в профессии представляется то, когда и сам не знаешь, что же дано сыграть тебе еще, какие образы, характеры прорастут в твоей душе. Большое счастье для каждого актера — это встреча с режиссером-единомышленником, который понимает тебя, понимает подчас лучше даже, чем ты сам. Он способен увидеть в актере нереализованные, дремлющие способности. И тогда наше искусство обогащается генералом Серпилиным в исполнении «характерного» Папанова в фильме «Живые и мертвые», драматическим героем клоуна Никулина в фильме «Когда деревья были большими»... В моей творческой жизни тоже есть примеры, когда режиссерам было дано разглядеть то, что даже самому было неведомо.

В этом же разговоре Юрий Васильевич сказал о своей особой признательности режиссеру Владимиру Чеботареву, который сумел увидеть его в новом качестве, о чем не подозревали ни педагоги, ни коллеги, и предложил сниматься а фильме «Крах» по роману В. Ардаматского «Возмездие». Ему была предложена роль чекиста Федорова. Режиссер настолько верил в исполнителя, что привлек его к работе в процессе написания сценария. Дорогого стоит такое доверие. Прекрасно, когда специально на актера пишут сценарий. Справедливости ради следует заметить, что такое случается крайне редко. Но еще лучше, когда актер сам привлечен к этой работе. Таким образом задолго до начала съемок идут совместные поиски образа будущего героя, не только и не столько по внешнему ряду — костюм, грим, походка, — но в глубину: характер, способы его проявления, личностная позиция героя в отношении к происходящему. Самозабвенно, увлеченно работал артист на этом новом для него этапе создания кинокартины.

Надо помнить, что Федоров — реальное историческое лицо. В этой работе художники опирались на интереснейший исторический материал, документы и свидетельства того, как а начале двадцатых годов был схвачен и обезврежен Савинков — один из самых сильных и опасных врагов Советской власти. Лидер правых эсеров Борис Савинков был опасным, умным и очень сильным противником. План захвата его был тщательно разработан и осуществлен чекистами во главе с Дзержинским. Непосредственным исполнителем задуманного был чекист Федоров, которому, чтобы войти в доверие к Савинкову, надо было «сыграть роль» — выдать себя за руководителя антисоветского подполья эсера Мухина.

На сегодняшний день существует огромное количество различных видов массажа, благодаря которым можно не только отдохнуть после тяжелого рабочего дня и расслабиться, но еще и получить максимальное возбуждение. На сеансах в специализированных салонах или же у частной массажистки у вас есть возможность испытать все прелести эротического массажа http://agrosemfond.ru/news/pages/vetka_sakuru_izuskannaya_eroticheskaya_yaponskaya_praktika_massazgha_dlya_muzghchin.html от рук симпатичных девушек, которые обладают необходимыми техниками. Окунитесь в мир удовольствия, и почувствует широкую гамму самых разнообразных ощущений, которые вы еще не скоро забудете.

Одна из сложнейших для исполнителя психологических сцен — это когда Федоров под маской Мухина неожиданно узнает о смерти Ленина. Страшное, ошеломляющее известие! Но при этом присутствует Савинков, всех подозревающий, никому не доверяющий, способный уловить любую мимолетную реакцию. Федорову — Мухину нельзя ни словом, ни жестом выдать себя, иначе — гибель, провал большого общего дела. «У меня перед глазами, — писал в журнале «Искусство кино» критик В. Ишимов, — лицо Яковлева — Федорова, когда он переспрашивает Савинкова: «Что вы сказали?» Он ничего не знал, и теперь из уст врага слышит страшную весть... Честное слово, даже ради того, чтобы увидеть лицо Яковлева в этот момент, стоит посмотреть «Крах».

Положительная оценка этой работы, так же, как и других, близких по времени создания: героический красный комвзвода Хлебников в спектакле «Конармия», поставленном по мотивам рассказов И. Бабеля режиссером Рубеном Симоновым; коммунист Крымов в спектакле «Здравствуй, Крымов», — утверждала развитие социально-героической темы в творчестве артиста. Истоки ее мы найдем уже в самом начале его пути. Но как вырос, возмужал с той поры лирический герой Яковлева, как изменился! В новых работах это сильный, сложившийся человек, твердый в принципах, готовый отстаивать их везде и всюду, ради них готовый пожертвовать, самой жизнью.

Интересное продолжение современная тема получает в «Поэме о крыльях» и особенно — в фильме «Мы, нижеподписавшиеся...». В основе его сценария — пьеса А. Гельмана, чье творчество привлекает социальным содержанием, а характеры персонажей воплощают исключительность нашего времени. Для большинства героев этого драматурга неприемлема позиция пассивного выжидания, взгляда на происходящее со стороны. Наоборот, они жизненно активны, у каждого своя позиция, собственные принципы.

Играя Девятова, руководителя комиссии, призванной разобрать спорный вопрос о строительстве завода, Яковлев стремится убедить, что дело не в должности, которую занимает человек. Дело в нем самом, в его убеждениях, его характере. Девятое принадлежит к тем людям, для которых принципиальность не репутация, а способ жизни. Избрав свои принципы, он следует им неукоснительно, отстаивая их чистоту, оберегая в себе самом верность им. Ему мало сознания того, что он лично не совершил ничего дурного, ему важна уверенность в том, что он сделал все для торжества справедливости. Так понимает Девятое свой долг по отношению к обществу, к людям. Отсюда ощущение прочности, надежности этого человека.

Одна из последних киноработ Яковлева — генерал Петровский в фильме-эпопее Ю. Озерова «Битва за Москву», вышедшем на экраны в 1985 году — году сорокалетия нашей Победы над фашизмом. Роль небольшая, почти эпизод. Но и в нескольких коротких сценах актер многое сумел показать в своем герое: его биографию, жизненные принципы, непреклонность убеждений, интеллигентность и силу нравственной чистоты. Ни тяжкие испытания, ни акт несправедливости, жертвой которой он стал, не сломили его духа, веры в справедливость. Работа эта подтверждает высокий профессионализм талантливого актера, подтверждает и широко распространенное выражение: «Нет маленьких ролей, есть маленькие актеры».

Нет ничего зазорного, когда об актере говорят «трагик» или «комик», история знает примеры великих трагиков и великих комиков, но особенно, по-моему, дорога одаренность, которой «все жанры по плечу». А в творчестве Яковлева представлены абсолютно все жанры, даже редкий гость наших экранов — фантастика. В статье Г. Капралова, которая так и называется «Нужна фантастика», положительно оценивается один из недавних телеспектаклей — «Знак саламандры», куда вошел и сюжет романа Р. Бредбери «451 по Фаренгейту». Страшный мир будущего, в котором сжигают все книги, уничтожают инакомыслящих, мир, в котором люди-роботы не должны думать, а власть отдана пожарникам, уничтожающим огнем все прогрессивное и передовое, предстает на экране как возможный итог развития современного буржуазного общества. Играя бригадира пожарных, Яковлев создает страшный своим правдоподобием образ циника, жестокого эгоиста, сознательно творящего зло. И оттого, что герой умен и даже образован, он отвратителен вдвойне.

И одна из последних к моменту написания этой брошюры киноработ — это опять фантастика. В музыкальном фантастическом приключенческом Фильме «Кин-дза-дза» Яковлев впервые встретился с талантливым режиссером Г. Данелия в совершенно неожиданной лирико-комедийной роли инопланетянина.

В условном, сатирическом ключе решает артист образ Царя Николая Палковича, которого сыграл в недавней экранизации знаменитого «Левши» Лескова.

— Актеру всегда важно знать, — размышляет вслух Юрий Васильевич, — какие мысли и чувства хочет пробудить он в зрительном зале. Современность, фантастика или история важны в искусстве не сами по себе, а своими идеями, тем, как проецируется идейная направленность их на сознание, фантазию сегодняшнего зрителя. В зависимости от тенденций времени смысловой акцент их может смещаться, и на первый план будет выходить то, что созвучно настроению большинства. Уловить нерв времени непросто, но этого мало, надо еще и донести до сидящих в зале свою боль, гнев, радость. Актер должен уметь заражать зрителя своими эмоциями. Тогда зал и сцена едины. Я очень жалею, что не играю сейчас Глумова в пьесе А. Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Такого острого отклика на боли сегодняшнего дня, такого открытого гражданского пафоса я, пожалуй, больше ни в одной пьесе у Островского не встречал.

Станиславский где-то сказал, что талант — это обаяние. Это прежде всего умение воздействовать на публику — то, от чего зритель получает удовлетворение... Нет, удовлетворение — не то слово. И удовольствие — не то. И наслаждение — тоже. Пожалуй, скорее всего, талант-это умение делать маленькие открытия для зрителя. Причем с этими открытиями, как правило, можно поспорить: об этом свидетельствует огромное количество писем, которые я получаю.

Рубен Николаевич Симонов не уставал повторять нам, что актеру необходимо воспитывать в себе хороший вкус, интеллигентность, настоящую культуру. От него (то есть от актера) и через него все это пойдет в зрительный зал, затронет умы, тем самым будут осуществляться просветительские функции искусства, о которых мы частенько забываем. Но легко сказать: воспитать в себе культуру, интеллигентность. В чем-то актер, как и многие люди, независим: хорошая литература, музеи, выставки, общение с интересными людьми, занятия историей, музыкой... Все это формирует личность, воспитывает вкус. Но существует это вне профессии. Поделиться же обретенным богатством со своими зрителями исполнитель может лишь через своих героев. И здесь важен репертуар. Возможность через героев, которых играешь, положительных или отрицательных, говорить о главном, о том, что волнует тебя как личность, как гражданина... И совсем необязательно играть только большие и только главные роли. Кого играешь — вот вопрос. Сюжет, время, жанр — вещи важные, но не решающие. Человек — вот что важно!

ef279d049a6b3cf8e7d23d9748a6b31a